Новый конкурс на тему Родина. Смотрите положение

Всемирный союз деятелей

искусства

 

 

 

Свой мир построй. Сам стань творцом. 

А нет - останешься рабом

                                                    (З.Рапова)

Современная литература.  Галерея Златы Раповой
26 октября 2008
ПУТЬ НА СЕВЕР
 
ИСТОРИКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ ОЧЕРК О СУДЬБАХ ВОЕННОПЛЕННЫХ ГЕРМАНСКОЙ И АВСТРО-ВЕНГЕРСКОЙ АРМИЙ НА СТРОИТЕЛЬСТВЕ МУРМАНСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ В 1915-1918 ГОДАХ В современной исторической науке существует множество научных работ о строительстве Мурманской железной дороги в 1915 – 1918 годах и положении строительных рабочих, участвовавших в стройке, в то время, как изучение принудительного труда и судеб военнопленных германской и австро-венгерской армий на строительстве железной дороги носит безсистемный эпизодический характер. С 2003 года в Республике Карелии представителями Костомукшской городской общественной историко-патриотической организации «Стерх» (КГИПО «Стерх») осуществляется исследование архивных фондов Национального архива Республики Карелия о судьбах военнопленных, занятых на строительстве Мурманской железной дороги в 1915 – 1918 годах. Исследовательские работы велись под руководством заместителя директора Национального архива Республики Карелия Ирины Петуховой. Первый этап этих работ заключается в локализации полного списка военнопленных умерших в период строительства дороги, поиск и регистрация кладбищ (компактных мест захоронений). Во время первой мировой войны в русском плену оказались 2104146 солдат и офицеров Австро-Венгрии и 167082 военнослужащих германской армии. Военные власти России при регистрации пленных отмечали только их принадлежность к одной из неприятельских армий и вероисповедание, а учет по национальностям был неорганизован. Поэтому установить точный национальный состав пленных весьма сложно. По подсчетам российских историков, австрийцы и немцы составляли примерно 20 – 22 % всех военнопленных габсбургской армии, т.е. приблизительно 400 – 500 тысяч человек. Вместе с пленными германской армии немцы и австрийцы составляли примерно 24 – 28 % военнопленных армий государств Центрального блока. В соответствии с распоряжением Главного Управления Генерального Штаба в 1914 году военнопленных немцев, австрийцев, а также венгров, как менее надежных по сравнению с пленными славянами и румынами, размещали, главным образом, за Уралом – в Сибири, Туркестане и на Дальнем Востоке. Значительная часть этих пленных была расквартирована в 2-х сибирских военных округах – Омском (территории Западной Сибири и Северного Казахстана) и Иркутском (Восточная Сибирь). К 1 января 1915 года из 257 тысяч военнопленных в Сибири было размещено 186 тысяч человек. Летом 1915 года количество пленных в округах Сибири резко возросло и достигло в Иркутском военном округе 200 тысяч человек, а в Омском – 152 тысячи человек. Постепенно в 1916 – 1917 годах размещение военнопленных на территории России приобрело иной характер за счет сокращения числа пленных, отправляемых в Восточную Сибирь, и перевода из Сибири больших контингентов военнопленных в Европейскую Россию для участия в тыловых и сельскохозяйственных работах. Гаагская Конвенция 1907 года провозгласила принципы гуманного обращения с военнопленными. Под давлением европейской общественности и авторитетных общественных организаций, и в первую очередь, общества Красного Креста, 7 октября 1914 года в Санкт-Петербурге при обществе Красного Креста Положением о военнопленных, утвержденным Императором Николаем II, было учреждено Центральное Справочное бюро о военнопленных под покровительством ее Императорского Величества Императрицы Марии Федоровны. В Положении говорилось о том, что с военнопленными, “как с законными защитниками своего отечества, надлежит обращаться человеколюбиво”. Позднее эти слова назовут “лицемерным прикрытием” жестокостей по отношению к пленным. В пункте 3 “Положения о военнопленных” говорилось, что с военнопленными, “как с законными защитниками своего отечества, надлежит обращаться человеколюбиво”. Позднее эти слова назовут “лицемерным прикрытием” жестокого обращения с военнопленными. Приказы военного министра России строжайшим образом запрещали применение к пленным физических наказаний или длительное их заключение в тюрьмах. Нет фактов расстрелов военнопленных. Однако, декларация гуманизма и забота о пленных в Российской Империи, как одно из наследий цивилизации ХIХ века, уже в начале ХХ столетия вступили в противоречие с реальностью. Обеспечение нормальных условий существования сотням тысяч бывших вражеских солдат ложилось непосильным бременем на экономику каждой из воюющих стран. Поэтому и выполнить свои обязательства в отношении военнопленных в 1914 – 1918 годах не смогло ни одно из воевавших государств, в том числе, и Российская Империя. Не были выполнены эти обязательства и в отношении десятков тысяч военнопленных германской и австро-венгерской армий, в принудительном порядке участвовавших в строительстве Мурманской железной дороги. Этот вывод подтверждается документально материалами из архивных фондов Национального архива Республики Карелия, касающихся строительства и дальнейшей эксплуатации Мурманской железной дороги. Строительные работы по сооружению железнодорожной линии Петрозаводск – Сорокская бухта протяженностью 356 верст начались в марте 1915 года. Условно сооружение железной дороги до Сороки закончилось 17 декабря 1915, но строительные работы продолжались на линии вплоть до 1917 года. С сентября 1915 года началось сооружение железнодорожного пути Сорока-Кандалакша, которое было вчерне завершено 3 ноября 1916 года. Одновременно с июня 1915 года было начато встречное строительство железнодорожного пути от мурманского побережья в сторону Кандалакши, которое завершилось 23 апреля 1916 года. 20 ноября 1916 года на 537 версте от Петрозаводска произошел Великий стык. Великий северный путь в 1000 верст от Петрозаводска до Романова-на-Мурмане – был завершен героическим трудом оставшихся неизвестными его строителей – русских и иностранных рабочих, иностранных военнопленных. С тех пор никто не взял на себя труд оценить то огромное количество жизней, которое было безжалостно положено на алтарь сооружения дороги. Как утверждают современные источники, при строительстве Мурманской железной дороги использовался труд примерно 170 тыс. рабочих и военнопленных: 100 тыс. рабочих-отходников из различных губерний страны, более 40 тыс. военнопленных австро-венгерской и германской армий, 10 тыс. китайских рабочих из Манчжурии, 5,5 тыс. финских рабочих, около 2 тыс. солдат железнодорожных батальонов, 2 тыс. казахских рабочих из Семипалатинской области, около 2 тыс. рабочих из Канады. В результате исследований отчетов о количестве и составе эшелонов с военнопленными, проследовавших через станцию Званка в направлении станции Петрозаводск, имеются документальные основания утверждать, что в строительных работах участвовало около 60 тысяч военнопленных. Ради справедливости необходимо отметить, что труд и быт наемных русских и иностранных рабочих, занятых на строительстве Мурманской железной дороги, почти ничем не отличался от условий содержания военнопленных. Наемные рабочие наравне с иностранными военнопленными также страдали и гибли от обморожений, изнурительного труда, полного упадка жизненных сил и истощения, голода и болезней. Военные власти предоставляли ратникам, нанятым на строительство железной дороги, отсрочки от призыва в действующую армию. Но тяжелейшие условия работ и страшные болезни толкали рабочих на массовые протесты и побеги. Поражает масштаб и грандиозность осуществления строительных работ по сооружению железнодорожной магистрали Петрозаводск – мурманское побережье в условиях северных широт, непроходимой тайги, множество естественных препятствий в виде рек, ручьев, озер, болот, привлечение к строительным работам беспреценденто больших трудовых ресурсов в кратчайшие сроки, решение стратегически важной задачи с помощью принудительного массового бесплатного труда десятков тысяч военнопленных. Огромная часть исследуемого материала непосредственно относится к условиям и порядку содержания военнопленных на различных участках строительства железной дороги, учету, их охране, тяжелому ручному труду, размещению в бараках и землянках, скверному питанию, плохому снабжению неподходящей для работ в условиях сильных морозов рабочей одеждой, медицинскому обслуживанию, получению посылок и переводов из дома через учреждения Российского Красного Креста, оправлению духовных потребностей, болезням, в том числе, самой страшной спутнице строительства дороги в условиях крайнего севера – цинге, национальному составу участвующих в строительстве военнопленных, побегам из плена, смертности военнопленных и местам погребений, эвакуации военнопленных из России после заключения мира с Германией в 1918 году. Страницы архивных фондов Национального архива открывают перед исследователями подлинные бесчеловечные картины ужасного положения военнопленных, изнурительного труда военнопленных в условиях арктических холодов без теплой одежды, издевательских условий ее приобретения только за счет сверхурочных работ, неудовлетворительности помещений элементарным санитарным нормам, несвоевременной медицинской помощи и запоздалых действий по эвакуации больных военнопленных, факты происшествий в ходе стройки, полного бесправия военнопленных неславянских национальностей, использования их бесплатного труда для личных нужд подрядчиков, инженеров, мастеров, чинов полицейского жандармского контроля, принудительного привлечения больных и слабосильных военнопленных к тяжелым работам, бесполезных попыток администрации стройки улучшить положение военнопленных и справиться с болезнями: цингой, туберкулезом, ссыпным тифом, сведения о побегах и способах их осуществления, издевательствах стражников над бесправными военнопленными. По национальному составу среди военнопленных находились представители большинства европейских народностей: германские поданные – немцы, саксонцы, баварцы, поляки; австро-венгерские поданные – австрийцы, венгры, славяне, сербы, хорваты, словаки, чехи, славяне, итальянцы, босняки, румыны, мадьяры, греки, русины, евреи, армяне, греки, турки и др. Первоначально планировалось на всем протяжении строительства в тысячу верст создать 10 врачебных участков, однако на практике действовало 7 врачебных участков на 320 кроватей. Кроме того, ежегодные эпидемии сыпного тифа заставили власти срочно строить плохо оборудованные заразные бараки, которые периодически посещались врачами. Особенно тяжелым было положение военнопленных неславянских национальностей и неправославной веры: немцев, австрийцев, венгров, чехов. В более лучшем положении находились православные военнопленные, а также поляки. Общий учет, контроль, наблюдение за содержанием военнопленных, участвующих в строительстве Мурманской железной дороги, осуществляло Петроградское жандармское полицейское управление и его отделения: Лодейнопольское, Петрозаводское, Кивачское, Кандалакшское, Кемское, Мурманское. Кроме того, жандармские отделения отвечали за учет рабочих-ратников, контроль за их наличием, розыском в случае побегов, а также осуществляли переписку с воинским начальниками губерний России в отношении ратников. Непосредственно за военнопленных отвечали начальники участков – инженеры и мастера, наравне с подрядчиками. По отдельным крупицам восстанавливаются судьбы военнопленных; сведения об их смертности в ходе строительных работ, в приемных покоях, в больницах; данные о причинах смерти; факты погребений умерших военнопленных в насыпи строящейся железной дороги и в зоне полосы отчуждения, в карьерах, на отдельных участках приходских кладбищ, на кладбищах деревенских погостов и при железнодорожных станциях. Отлаженная полицейско-жандармская машина Российской Империи не справилась с организацией учета военнопленных, в том числе, и умерших. Жалкие попытки Центрального Справочного бюро о военнопленных установить судьбы отдельных военнопленных, причин невыдачи переводов и посылок из дома, причин смерти и мест погребения умерших военнопленных, разбивались о медлительную бюрократическую машину военных и гражданских властей, длительную переписку, сокрытие властями и подрядчиками подлинного положения военнопленных на строительстве дороги, полное отсутствие каких-либо упорядоченных сведений о местах погребений, явное нежелание военных властей и администрации так называемой «Мурманстройки» что-то кардинально менять в положении военнопленных, высокомерно пренебрегая фактами жестокостей при содержании иностранцев и их высокой смертности. Сведения о смертности военнопленных в период строительства Мурманской железной дороги содержатся в различных архивных фондах Национального архива Республики Карелия: в записях о смерти метрических книг Олонецкой и Архангельской духовных консисторий; фонде Управления по сооружению железнодорожной линии Петрозаводск – Сорокская бухта и далее мурманское побережье; фондах Петроградского жандармского полицейского управления железных дорог, и его Петрозаводском и Кивачском отделениях; фондах контор подрядчиков и контрагентов. На строительство Мурманской железной дороги военнопленные доставлялись из Омского и Иркутского военных округов по железной дороге специальными воинскими эшелонами. С начала 1916 года наравне с поступающими военнопленными из Сибири, через станцию Званка партии военнопленных направлялись эшелонами прямо в Карелию из Дарницкого изоляционно-пропускного пункта из под Киева и из Новониколаевска. Исследования записей о смерти военнопленных в метрических книгах Олонецкой и Архангельской духовных консисторий, хранящихся в Национальном архиве Республики Карелия, позволили выявить 375 военнопленных, умерших на строительстве железной дороги, а также места их компактного захоронения. В Петрозаводском уезде по метрическим записям о смерти Олонецкой духовной консистории установлено 180 умерших военнопленных, в том числе: Петрозаводский кафедральный собор – 11 (в 1916 году – 8, в 1917 году – 3); больничная церковь г. Петрозаводска – 7 (в 1917 году – 6, в 1917 году –1); Кондопожский приход – 62 (в 1916 году – 4, в 1917 году –58); Деревянский приход – 24 (в 1916 году); Ладвинский приход – 1 (в 1916 году); Лижемский приход – 19 (в 1915 году – 1, в 1916 году – 18); Сунский приход – 2 (в 1916 году – 1, в 1917 году – 1); Таржепольский приход – 50 (в 1915 году – 14, в 1916 году – 21, в 1917 году – 15). В Повенецком уезде по метрическим записям о смерти Олонецкой духовной консистории установлено 85 умерших военнопленных, в том числе: Койкиницкий приход – 25 (в 1916 году); Лумбушский приход – 47 (в 1915 году – 2, в 1916 году – 32, в 1917 году – 13); Масельгско-Паданский приход – 13 (в 1916 году). В Кемском уезде по метрическим записям о смерти Архангельской духовной консистории установлено 105 умерших военнопленных, в том числе: приход Кемского собора – 5 (в 1916 году – 1, в 1917 году – 1, в 1918 году – 2, в 1919 году – 1); Сорокский приход – 81 (в 1915 году – 9, в 1916 году – 70, в 1919 году – 1, в 1920 году – 1); Шуерецкий приход – 20 (в 1916 году – 15, в 1917 году – 5). Алфавитные книги и сведения из данных розыска умерших военнопленных Центральным Справочным бюро, свидетельств о смерти военнопленных в больницах, данные Петроградского жандармского полицейского управления железных дорог о смерти военнопленных, позволили выявить еще более 100 умерших военнопленных. Средний возраст умерших во время строительства военнопленных составил 35 лет. По национальному составу среди умерших военнопленных от 30% до 40 % составляют венгры. Дальнейшие исследования позволили сформировать географический указатель кладбищ военнопленных на территории современной Республики Карелия, включающий в себя 16 кладбищ и отдельных участков. В настоящее время ни одно из мест погребений военнопленных, умерших на строительстве Мурманской железной дороги, на местности не установлено. Для этих целей необходимо организовать полевые поисковые работы в Республике Карелия вдоль всей линии строительства Мурманской железной дороги (примерно 600 км) силами поискового отряда «Стерх». В результате исследований удалось сформировать в электронном виде книгу «ПУТЬ НА СЕВЕР. К 90-ЛЕТИЮ МУРМАНСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ. К.АГАМИРЗОЕВ». Рукопись сборника выиграла право издания книги за счет средств республиканского бюджета на книжном аукционе, проведенном в Министерстве культуры Республики Карелия в июле 2008 года. Издательством «Скандинавия» (г.Петрозаводск) с авторм заключен авторский издательский договор. Ориентировочный срок выхода книги в свет ноябрь 2008 года. После выхода книги в свет планируется знакомить читателей портала "Галерея Златы Раповой" с отдельными главами книги. Очерк участвовал в литературном конкурсе "Литературная Вена - 2008". По результатам конкурса очерк "Путь на север" вошел в Лонг-Лист Лауреатов в номинации "публицистика".

Просмотров :2373
Автор: Агамирзоев Карен Михайлович
Злата Рапова
Дорогой Карен! Спасибо Вам за замечательную работу. Очень интерсные факты. Буду рада прочесть Вашу книгу. С уважеинем,Злата Рапова
Элла Ольха
Карен, удивляюсь, восхищаюсь!!! Об этих событиях обязательно нужно знать людям. Какая огромная работа... Спасибо Вам большое, низкий поклон.
Аглая Морозова
Уважаемый Карен! Как они не пытались скрывать, замалчивать, все равно, когда есть такие исследователи как вы и ваши коллеги, История будет правдивой наукой!
Автор Алексеев - "Аксель"
Текст: Снову сделаю замечание "не в струю". Написано небрежно, не отредактировано (один и тот же фрагмент текста повторяется дважды; также дважды упомянутые в одной строке "славяне" соседствуют с сербами, хорватами, чехами и т.д., как будто сербы и прочие перечисленные не славяне; упоминаются "мадьяры" - как будто автор не знает, что речь идет о венграх); композиция - рыхлая, отчего общее изложение страдает нечеткостью. Понимаете, я не ворчу, не каркаю - я просто хочу понять авторскую позицию - что хотел автор сказать нам своим исследованием? Что творились лихие дела на этой стройке? Да в царской (и не в царской) России на строительстве железных дорог было не сладко - вспомним Некрасова: "грабили нас грамотеи-десятники, секло начальство, косила цинга..." Или автор хотел рассказать о малоизвестном факте времен первой мировой? Длинные сухие перечисления статистических данных вперемежку с отрывочными выводами и оценками вредят художественной стороне произведения, его целостности, поэтому даже трудно определить жанр: похоже на черновик для исторического труда (но уж никак не публицистика).
Карен Агамирзоев
Автору Алекссеву - "Аксель". Благодарю за замечания. И повторы, и славяне ... Признаю и постараюсь отредактировать. Что хотел сказать? Ранее исследования судеб военнопленных на постройке Мурм.ж.д. не проводились. Тысячи имен канули в лету. Очерк исторический, переработан в публицистическую статью. Так, что сформировать художественную основу не планировалось. Спасибо за совместную работу. С уважением, Карен
Надежда

Данные Вашей статьи помогли мне при написании диплома. Спасибо!

оценка: 5
Драй Анна

Спасибо за поиск и память. Эта тема мне немного близка, так как в книге о гостинице "Октябрь" в Луганске (Украина), стороевшейся в 1946-1952 гг. также были задействованы немецкие военнопленные. Найти сведения о точном количествеи захоронениях мне так и не удалось. С уважением, Анна Драй.



Добавить отзыв

Доступно только для зарегистрированных пользователей.